Уже 16 лет в Исландии существует специальный комитет, работа которого может показаться странной на первый взгляд. Это Исландский Комитет по Личным Именам. Этот общественно-государственный орган Исландии ведёт официальный реестр личных исландских имён и санкционирует ввод в него новых имён, приемлемых с точки зрения национальной культуры. Политически Исландия является одной из самых либеральных стран в мире: это было первое европейское государство, которое дало женщинам право голоса. Однако исландцы очень консервативны, когда это касается их языка, и имена — не исключение.

Многим именам, которые носят исландцы, несколько сотен лет. Некоторые из них упоминаются в Сагах, а другие являются составными словами, включающими в себя существительные, глаголы и прилагательные, которые рассказывают о суровых зимах и том, как их переживали. Например, Eldjárn — это “кочерга”, а Glóbjört — “яркий свет”. В исландских именах прячется история сильного и смелого народа, пережившего трудности на суровой земле, поэтому имена считаются национальным достоянием. Исландцы охраняют свои имена, так же как англичане охраняют свои замки. Имена, также как и исторические здания Англии, внесены в реестр; и комитет по личным именам следит за их использованием. Кому-то это может показаться чересчур, но на таких мелочах покоится Исландия, которую мы любим и которой не перестаем удивляться.

Как же это работает на практике?

Каждые четыре года назначается новый состав исландского комитет по личным именам. Назначение проводит министр юстиции. В комитет входит три человека: один из Института Исландских Исследований и по одному — от факультетов философии и права Университета Исландии.

Основной задачей Комитета является экспертиза новых личных исландских имён, не внесённых в официальный реестр личных исландских имён. По состоянию на конец 2015 года, этот реестр содержал 1888 мужских имён и 1991 — женское. Процедура экспертизы нового имени начинается с оценки его совместимости с традициями исландского языка, а также оценки благозвучности. В соответствии со статьей 5 исландского Закона о личных именах, имена должны соответствовать правилам исландской грамматики (в которой все существительные, в том числе имена собственные, имеют грамматический род).  Грамматический род имени должен совпадать с полом носителя имени, то есть мальчикам не разрешается носить «женские» имена и наоборот. Написание имён должно быть только с использованием букв исландского алфавита. Одним словом — все очень серьезно!

Состав нынешнего комитета был назначен в 2014 году. Йоханнес Бьярни Сигтриггссон, один из трех специалистов входящих в комитет имеет докторскую степень по исландской грамматике. В его обязанности входит принятие, например, такого решения: является ли имя «Клеопатра» исландским. Как член комитета он уверен, что такое решение нельзя принять легкомысленно — от него зависит будущее новорожденной исландской девочки, поэтому решение принимается коллегиально.

Если вы не пробовали ржаной исландский вулканический хлеб, то вы не знаете, какой может быть Исландия на вкус!

Уж я то, шеф-кондитер, почетный член ассоциаций кулинаров Хорватии, Румынии, Италии, Сербии и Украины, думала, что все знаю о еде. Но Исландия быстро развеяла мое убеждение, чему я только рада, и чем сегодня решила с вами поделиться.
Все дело в исландском хлебе, а точнее в том, как он готовится.

Как испечь хлеб я знала с раннего детства. Моя бабушка восхитительно готовила и сама пекла хлеб, как и все в то время. Но такого вкусного хлеба как у нее было не найти во всей округе. И соседи частенько заходили к ней в гости, просто чтобы угоститься свежим хлебом.

Она долго замешивала тесто, давала ему взойти, а когда свежие, подрумяненные буханочки доставали из печи, мы, дети, сбегались домой, привлеченные восхитительным ароматом. Ох, до сих пор помню тот запах! И каково же было мое удивление, когда я узнала, что в Исландии, хлеб могут готовить совершенно иначе.

Здесь надо отметить, что значительной частью уникальных явлений Исландия обязана своему геологическому расположению, которое обеспечивает ее всеми видами вулканической и геотермальной активности. Около 99 процентов электроэнергии Исландии производится из возобновляемых источников, большая часть из которых является геотермальными.
Но задолго до того, как были построены современные электростанции, люди в Исландии использовали тепло горячих источников для выпечки. В частности, уже несколько сотен лет Исландцы готовят геотермальный или вулканический хлеб, известный как hverabrauð.

Сам рецепт довольно простой. Берете ржаную муку, пшеничную муку, сахар, разрыхлитель, молоко и щепотку соли. Замешиваете и даете чуть-чуть постоять. Затем загружаете тесто в кастрюлю и направляетесь к ближайшему геотермальному источнику.

Кастрюлю лучше обмотать пищевой пленку, а затем захоронить в прогретой земле. Настоящий исландец на глаз поймет, достаточно ли прогрета земля для выпекания, а это ведь очень важно. Хлеб в земле должен разогреться до 100 градусов Цельсия.
Над закопанной кастрюлей втыкают палочку или кладут камень. Таким образом, будет легко отыскать хлеб через 24 часа. Ровно столько хлеб томится в земле.
Когда я первый раз присутствовала при откапывании хлеба, у меня было странное чувство, как будто бы мы искали клад. Ну, правда, когда вы последний раз ходили за хлебом с лопатой?

Благодаря такой длительной, но низкотемпературной термической обработке, вулканический хлеб по текстуре больше напоминает пирог. Я бы даже подумала, что хлеб приготовлен на пару, если бы не видела, как его откапывали. Что-то среднее между пирогом и традиционным пудингом.
Многие исландцы в наше время, делают вулканический хлеб исключительно для личного потребления. Ну, разве что, если окажетесь в велнесс и спа центр Laugarvatn Fontana, что находится на берегу одноименного озера, то попросите их показать вам, как делать вулканический хлеб. Они его сами готовят, кормят посетителей спа центра и даже иногда продают.

Одним словом, мать земля в прямом смысле кормит исландца! И только из-за одного способа приготовления hverabrauð вам стоит попробовать этот удивительный шедевр кулинарного искусства.

Искренне ваша,
Мария